«Славная революция» 1688–1714гг.

Пока осенью 1688г. армия Вильгельма Оранского в полном боевом порядке продвигалась к столице по южной части Англии, армия Якова II таяла на глазах. Главным среди тех, кто переметнулся на сторону Вильгельма, был командующий королевской армией, предприимчивый герой битвы при Седжмуре Джон Черчилль. Торжественный въезд Вильгельма в Лондон 18 декабря был тщательно подготовлен. По обе стороны дороги, ведущей через Найтсбридж, стояли толпы горожан с оранжевыми ленточками на груди, а по пути следования королевского кортежа выстроились голландские солдаты. В течение двух лет голландские войска размещались в столице. Целых два года на улицах, постоялых дворах и в парадных залах дворцов раздавалась чужая, голландская, речь. Двух мнений быть не может: территория Англии была оккупирована иностранным государством.

С молчаливого согласия Вильгельма Яков бежал во Францию. По дороге он даже выбросил в Темзу большую государственную печать, что дало возможность парламенту посчитать это символическим отречением от престола в пользу дочери. Однако узурпатор Вильгельм отнюдь не собирался ограничиться положением принца-консорта при Марии Стюарт. Супружеская пара станет править совместно, и, если Мария умрет раньше супруга, не произведя на свет наследника, трон достанется представителю династии принцев Оранских. В апреле следующего года в Вестминстерском соборе оба супруга были коронованы как Вильгельм III (1689–1702) и Мария II (1689–1694). Кальвинист Вильгельм достаточно жестко высмеивал «комедию коронации», но тем не менее поклялся править в соответствии с «законодательными актами парламента».

Позднее репутацию переворота, получившего название «Славная революция», значительно подправили историки-виги. С их точки зрения, этот переворот, в отличие от потрясений, ожидавших Европу и в тот период, и в грядущем, представлял собой прагматическую, бескровную реформу. Но бескровным он остался только потому, что Яков капитулировал. На самом деле ни гражданская война, ни Реставрация не излечили Англию от религиозной автократии, так же как парламент не смог достичь согласия хоть по одному серьезному вопросу. Яков предпочел битве бегство, но многие по-прежнему считали его законным монархом. Голландцы Вильгельма незаконно оккупировали Англию, прибыв из страны, с которой англичане не так давно воевали.

На этот раз парламент не хотел рисковать. Он больше никогда не желал видеть католиков у власти. Акт о веротерпимости, принятый в 1689г., своеобразная «великая хартия» в религиозных делах, восстанавливал свободу вероисповедания, заявленную в Бредской декларации, но только для протестантов-нонконформистов (диссентеров), таких как баптисты, индепенденты и квакеры, при условии, что они признавали Святую Троицу. Этот акт исключал католиков и антитринитариев, хотя, несомненно, проложил путь к большей терпимости, чем то было определено формально. За этим актом в том же году последовало принятие Билля о правах, повторно устанавливавшего в законодательном порядке права и свободы, которые декларировали Великая хартия вольностей и Петиция о правах. Парламент получил исключительное право устанавливать и взимать налоги, формировать и содержать армию в мирное время и вести войны. Отныне судьи должны были стать независимыми. Но прежде всего Билль гласил: «…опытом показано, что с безопасностью и благосостоянием этого протестантского королевства несовместимо правление папистского государя или короля или королевы, состоящих в браке с папистом или паписткой». Никогда прежде слово «опыт» не имело такой силы. Позже в дополнение к вышеуказанному биллю был принят Трехгодичный акт, который устанавливал трехлетний срок полномочий парламента независимо от воли монарха. Парламент снова объявил себя высшим органом законодательной власти, и на этот раз он удержал позиции.

Вильгельму пришлось столкнуться с мятежом сторонников свергнутого Якова II. В марте бывший король прибыл в Ирландию с французскими войсками и французскими деньгами, чтобы разжечь наконец гражданскую войну, на которую так надеялся его друг Людовик XIV. По приказу короля Черчилль, признанный гений сражений, теперь получивший титул графа Мальборо, отправился защищать границы Голландии. Сам же Вильгельм сосредоточил свое внимание на происходящем в Ирландии. Ему понадобился целый год, чтобы разбить Якова. Кульминацией военной кампании в Ирландии стала битва на реке Бойн. Так же как в сражении при Босуорте за двести лет до того, два короля, претендующие на английский престол, встретились на поле боя лицом к лицу, и, хотя Вильгельм получил ранение пушечным ядром, именно Яков потерпел поражение и вынужден был вернуться во Францию. Для ирландских протестантов с тех пор Вильгельм стал «славным королем Билли», и поныне они провозглашают тост за оранжистов и устраивают шествия в честь победы над католиками.

Как бывалый военачальник, новый король уже не воспринимался молодым героем голландского сопротивления. Он был чужестранцем, который предпочитал общество своих придворных-голландцев. Король страдал астмой и вскоре перебрался из Вестминстера в Кенгсингтон, где воздух был чище. Король отличался довольно скверным характером и умудрился перессориться со всем своим окружением. Он спорил с Мальборо об управлении армией, повздорил со своей свояченицей Анной, близкой подругой Сары Мальборо. Эти две придворные дамы называли его королем Калибаном в честь чудовища из шекспировской «Бури» (The Tempest). Однако его супруга, королева Мария, людям нравилась. Впрочем, довольно скоро выяснилось, что королю и королеве присуща фамильная черта всех Стюартов – расточительность. Они наняли Кристофера Рена, чтобы оформить одинаковые апартаменты, подчеркивающие их «равные приоритеты», в Кенсингтоне и Хэмптон-корте. Более поздние росписи кисти сэра Джеймса Торнхилла в Расписном зале Королевского военно-морского госпиталя в Гринвиче изображают Вильгельма и Александра Великого, у ног которых – побежденный тиран Людовик. Основная цель династии принцев Оранских вполне ясна: нет ни одного упоминания о Якове II.

Правление Вильгельма омрачал развивавшийся конфликт между парламентскими партиями вигов и тори, который напоминал королю выматывающие политические распри в Генеральных штатах Нидерландов. Виги под руководством так называемой хунты вигов, состоявшей из лордов Сомерса, Галифакса, Орфорда, Уортона и Сандерленда, поначалу поддерживали узурпацию власти Вильгельмом, но весьма болезненно реагировали на любые признаки возврата к автократии Стюартов. Тори, которыми по-прежнему руководил Дэнби, спокойно относились к королевской власти, но яростно противились необходимости финансировать французскую войну Вильгельма, вынуждавшую его каждое лето возвращаться в Голландию, из-за чего Марии приходилось править в одиночестве. В 1694г. был достигнут частичный компромисс в виде нового Банка Англии, через который король мог брать ссуды для финансирования армии. В том же году Вильгельм пережил тяжелейшее потрясение. Мария заразилась оспой. Супруга пришлось уводить из ее апартаментов, так громко он рыдал. Вскоре королева умерла. Вильгельм был так подавлен, что даже подумывал навсегда вернуться в Голландию.

В 1701г. парламент столкнулся с серьезной проблемой: Мария умерла уже шесть лет назад, а ее сестра Анна так и не произвела на свет наследника – все ее дети умерли в младенчестве или в детстве. Похоже, протестантская ветвь династии Стюартов могла оборваться. Парламент принял Акт о престолонаследии, лишавший власти Стюартов (все ближайшие родственники дома Стюартов были католиками) и передававший ее Ганноверам. Следующей наследницей назначалась дочь Якова I, протестантка София Ганноверская. Акт о престолонаследии особо настаивал на том, что монарх должен присягнуть на верность Англиканской церкви и поклясться не развязывать войны за пределами страны без согласия на то парламента, постоянно жить в Англии и не путешествовать за рубежом без разрешения – данное уточнение объяснялось частыми отлучками Вильгельма. Парламент тщательно и неукоснительно заботился о своих правах.

В этот период Европу взволновала еще одна серьезная проблема с престолонаследием. В 1700г. умирает король Испании Карл II, не оставивший после себя потомства, и вскоре постоянная конфронтация Вильгельма с Людовиком переходит в масштабную войну с Францией за испанское наследство. Престарелый Людовик XIV хотел посадить на испанский престол своего внука Филиппа Анжуйского, объединив в одно огромное государство Францию и Испанию со значительной частью Фландрии и Италии. Таким образом, собрав воедино католическую Европу, Людовику удалось нарушить баланс сил на континенте. Как говорил сам Людовик, «Пиренеев больше нет». Вильгельм настороженно относился к любому французскому королю «на тропе войны», и его опасения разделяли многие в Англии. Когда в 1701г. в замке Сен-Жермен недалеко от Парижа умер Яков II и Людовик провокационно признал его сына Якова Старого Претендента королем Англии, парламент пришел в ярость и тотчас же проголосовал за то, чтобы выделить Вильгельму средства на войну. Хотя король и недолюбливал Мальборо, он признал его превосходство как полководца и позволил поставить его во главе войск большой коалиции Англии, Голландии, Пруссии и Австрии, которые объединили свои силы против французов. Война с Францией, начавшаяся как Война за испанское наследство, продолжалась в той или иной форме более ста лет и кардинально изменила печальный исход средневековой Столетней войны. Прежде Франции приходилось сопротивляться английской экспансии, а теперь Англия защищалась от экспансии с французской стороны. Этот конфликт негативно сказался на положении Франции, тогда как Англия в результате превратилась в величайшую мировую империю.

Вскоре после начала боевых действий, осенью 1701г., во время верховой прогулки в Ричмонд-парке конь Вильгельма, попав ногой в кротовую норку, споткнулся и сбросил седока. Упав, Вильгельм сломал ключицу. Эта травма впоследствии привела к воспалению легких, от которого в марте 1702г. король скончался. Якобиты, то есть сторонники Якова II, долгие годы после этого будут провозглашать тост за «маленького джентльмена в черном бархатном камзоле» (за крота) и после разбивать бокалы. Невзрачная, миниатюрная, страдающая подагрой сестра Марии взошла на трон под именем королевы Анны (1702–1714). Измученная восемнадцатью неудачными беременностями, Анна царствовала, полагаясь на советы своей фаворитки Сары Мальборо и угодливого лорда Годольфина в качестве главы правительства. Александр Поуп писал о ее дворце в Хэмптон-корте: «Здесь на виду судьба держав и лиц / Падение тиранов и девиц. / Здесь королева Анна невзначай / Советам внемлет и вкушает чай». Чай и китайский фарфор теперь были чрезвычайно модны.

На континенте Мальборо освободил от французов долину реки Маас, а в 1704г. осуществил один из самых знаменитых форсированных маршей в военной истории. Неожиданно его войска прошли вверх по течению Рейна, чтобы соединиться с силами австрийского союзника принца Евгения Савойского близ деревушки Бленхейм (коммуны Гохштедт) на берегу Дуная. Именно здесь они сошлись в бою с крупными силами французов и нанесли им поражение. Австрийцы и англичане одержали победу в значительной степени благодаря опыту Мальборо, его умению грамотно расположить на поле боя кавалерию и пехоту и быстро ими маневрировать. Сражение при Бленхейме не позволило французам подойти к воротам Вены, к тому же эта битва доказала европейцам, что они сильно ошибались в оценке воинской доблести англичан. Анна пожаловала Мальборо титулом герцога и землями под Вудстоком, близ Оксфорда, где Джон Ванбру приступил к строительству роскошного огромного особняка, который получил название в честь победы – Бленхеймский дворец. Это единственный частный дом в Англии, который называют дворцом. Спустя два года Мальборо снова нанесет поражение французам при Рамильи, где в боевых действиях под его началом принимали участие более 40 000 кавалеристов. Однако Людовик отказывался признать себя побежденным.

В Англии же Анна страстно желала соединить обе короны Стюартов – Англии и Шотландии, для чего требовалось официальное объединение двух стран. Необходимость унии отчасти объяснялась стремлением обезопасить себя от вечной угрозы со стороны Франции, которая могла «пробраться в Англию через заднюю дверь», в то время как Англия угрожала закрыть шотландским купцам доступ на английский рынок в новых американских колониях. Яростные дебаты велись и в Лондоне и в Эдинбурге, причем большинство шотландцев были категорически против унии. Даниель Дефо, которого правительство послало разведать обстановку, писал: «На каждого шотландца, который выступает за объединение, приходится девяносто девять тех, кто против». Бунтовщики даже разоряли дома шотландцев, выступавших за объединение. Но подкупом или обманом английской короне в конечном счете удалось собрать достаточное количество голосов в шотландском парламенте, чтобы проголосовать за объединение.

Согласно Акту об унии от 1707г. Шотландия получила сорок пять мест в парламенте королевства Великобритания, как теперь стало называться единое государство. Кроме того, Анна являлась королевой Ирландии и сверх того именовалась королевой Франции. 1 мая Анна проследовала в собор Святого Павла, чтобы вознести благодарственную молитву за заключение этого союза. На ней был и орден Подвязки, и шотландский орден Чертополоха. Она пожелала двум нациям «вести себя так, чтобы у всего мира создавалось впечатление, что они всем сердцем желают стать единой нацией». Слово «впечатление» в данной ситуации подходит как нельзя лучше. Шотландцам, как и валлийцам, предстояло сыграть значительную роль в британской армии, Британской империи и промышленной революции, не говоря уже об интеллектуальном ренессансе, имевшем место в Шотландии в XVIIIв. В начинавшемся столетии из слияния отдельных народов, населяющих Британские острова, сформировалось новое государство, названное Великобританией, и теперь, если речь не шла исключительно об Англии, разумнее было пользоваться терминами «британский парламент», «британцы», а не ссылаться только на Англию и англичан. Впрочем, даже в XXв. нередко, говоря обо всей Британии, называют ее Англией: солдаты шли в бой с криком «За Англию!» и Руперт Брук писал: «Есть тихий уголок в чужой земле, / Который будет Англией всегда…». Хотя Анна и говорила о «сердечном желании стать единой нацией», к северу и западу от границ Англии «желающих» было немного. Называть Британию Англией могут англичане, но шотландцы, валлийцы и ирландцы – никогда. Шотландский парламент прекратил свое существование в 1707г., однако спустя три столетия собрался снова.

В 1708г. в результате англо-шотландского голосования виги одержали убедительную победу и пришли к власти. Ревностная приверженка тори, Анна была безутешна. В душе она была настоящей дочерью дома Стюартов и инстинктивно не доверяла вигам, которые свергли ее отца. В дополнение ко всем этим невзгодам в том же году королева потеряла горячо любимого супруга, Георга. Анна была последним монархом, который председательствовал на заседаниях министров в личном «кабинете»; она с большим неудовольствием допускала в него политиков, к которым питала отвращение. Но в одном вопросе она полностью поддерживала вигов: герцогу Мальборо надлежит продолжать, как теперь казалось, «великую войну». Эта военная кампания велась в лучших традициях средневековых войн, когда летние бои перемежались с зимней передышкой и восстановлением сил. К 1709г. даже Людовику XIV стало ясно, что следует искать мира, но виги упорствовали, требуя, чтобы Людовик убрал с испанского трона своего внука Филиппа. Людовик был категорически не согласен, и война вспыхнула с новой силой.

В 1709г. обе стороны, пополнив свои армии свежими подкреплениями, вновь встретились на поле брани близ деревни Мальплаке недалеко от крепости Монс. Здесь Мальборо вместе с Евгением Савойским ввели в бой тридцатитысячную кавалерию. Последовал очередной триумф герцога Мальборо, но потеря почти 20 000 солдат союзных войск возмутила общество. Кровавая бойня у Мальплаке привела тори в ярость и стала причиной падения вигов. С каждой кафедры проповедника, с каждого амвона звучали призывы к миру. Анна распустила парламент. В результате выборов 1710г. тори, ратовавшие за прекращение войны, получив большинство, пришли к власти под предводительством Роберта Харли, диссентера, библиофила и хитроумного мастера политической интриги.

Харли стал лидером тори и лордом-казначеем, в то время как его настойчивый коллега, откровенный якобит Генри Сент-Джон, впоследствии получивший титул лорда Болингброка, занимался внешней политикой. Создание нового правительства совпало по времени с серьезнейшей размолвкой между королевой и Сарой Мальборо, место которой при королеве заняла протеже Харли Абигайль Хилл, которую Сара обвинила в лесбиянстве. Герой войны герцог Мальборо теперь утратил свое влияние как в политике, так и при дворе королевы. Сатирик Джонатан Свифт резко высмеивал его коррумпированность и злоупотребления в армии, назвав герцога британским Мидасом: «Лишь грязь вода не унесла, / Да уши выдают осла. / …А наш Мидас, как столб, стоит, / Людьми осмеян и забыт». Мальборо и назначению на пост командующего союзными силами откровенного якобита герцога Ормонда. Втайне от союзников он получил от Болингброка приказ избегать серьезных сражений и добиваться заключения мира. Французы были в восторге. Ликующий Людовик заметил, что такой поворот событий «дает нам все, о чем мы мечтали».

Результатом подобной политики стало заключение в 1713г. Утрехтского мирного договора. Этот договор, безусловно, обуздал амбиции Людовика, но при этом союзники получили меньше, чем могли бы после побед Мальборо за четыре года до этого. Австрия обрела контроль над территорией теперешней Бельгии, сферы интересов Британии в Средиземном море и Северной Америке расширились. В качестве части соглашения Испания уступила Британии контроль над Гибралтаром. Утрехтский мир стал триумфом переговорного процесса, а не победы на поле боя. Мирный договор поддержала палата общин, где тори составляли большинство, но не палата лордов, в которой преобладали виги. Анне пришлось срочно добавить десяток пэров из партии тори, чтобы добиться его принятия верхней палатой парламента. Мальборо отправился в добровольное изгнание в Ганновер, а Бленхеймский дворец так и остался незавершенным.

Королева теперь тяжело болела. Считая, что узурпировала власть своего сводного брата Якова Старого Претендента, она отправила во Францию эмиссаров из якобитов и членов партии тори. Они должны были убедить его отказаться от католической веры, чтобы унаследовать трон, но Яков отверг это предложение. Болингброк продолжал создавать в парламенте фракцию якобитов, оказывая противодействие своему бывшему другу Харли. Это был первый тревожный звонок. Виги предупредили законного наследника королевы Анны принца Георга Ганноверского, что ему, как и Вильгельму Оранскому до него, возможно, придется силой защищать свое право на английский престол. Бывалый солдат Мальборо находился тогда в добровольном изгнании как раз при дворе Георга и, по слухам, был готов возглавить новую армию вторжения.

24 июля 1714г. прямо в спальне недужной королевы в Кенсингтоне разразилась бурная ссора между ее главными министрами – Харли, ныне графом Оксфордом, и Болингброком. Королева стала на сторону Болингброка и потребовала, чтобы Харли подал в отставку. То, что произошло потом, не поддается объяснению. Болингброк, который состоял в постоянной переписке с Яковом, жившим в Париже, покинул дворец. Он собирался сформировать в парламенте фракцию, которая поддержала бы идею выдвижения Якова в качестве наследника престола. Однако на следующий день члены Тайного совета убедили умирающую королеву назначить главой правительства старого герцога Шрусбери, чтобы соблюсти закон о престолонаследии и обеспечить переход власти наследнику из Ганновера.

Проживи королева еще неделю, Болингброк мог бы успеть собрать группу парламентской поддержки и предложить корону Якову, хотя такое решение нарушало бы закон о престолонаследии. Подобное развитие событий, несомненно, привело бы к гражданской войне. Но, как написал роялист Джонатан Свифт, «идея сгнила, не успев созреть». Смерть Анны ознаменовала конец эпохи Стюартов. Говорят, на тот момент насчитывалось около пятидесяти пяти представителей династии Стюартов, которые имели больше прав на престол, чем Георг Ганноверский, однако именно его признали королем Великобритании. С восхождением Георга на трон монархия утратила свое решающее значение в истории Англии. Короли отошли в тень, уступив место на авансцене партиям и политикам.


  • Метки текста:
назад
Реставрация
вперед
Уолпол и Питт-старший

Работаем круглосуточно семь дней в неделю. Осуществляем рассчет нескольких вариантов смет для проведения мероприятия. При необходимости осуществляем выезд на место проведения мероприятия для детального осмотра площадки перед заключением договора.
Продвижение в поисковых системах Яндекс и Гугл услуг, предоставляемых репетиторами, образовательными и досуговыми центрами.
Продажа хозяйственных товаров оптом с доставкой
Микроавтобус Ивеко Дейли для междугородних и внутригородских перевозок. Грузопассажирские версии для создания лабораторий и аврийно-ремонтных машин. Скорые помощи и мобильные офисы на колесах. Фургоны для доставки продуктов питания или лекарств.
...