Путь к реформам 1815–1832гг.

После Ватерлоо в Вене были достигнуты определенные договоренности, которые считались триумфом европейской дипломатии, хотя, по сути, были глубоко консервативными. Несмотря на то что Венский конгресс сурово покарал Францию за революцию и поддержал абсолютистские режимы в Австрии, Испании и России, подавить революционный дух он не мог. Американский джинн вылетел из бутылки и уже говорил по-французски. Он кружил над всеми европейскими столицами и уверенно овладевал английским языком. С 1812 по 1827г. британское правительство возглавлял граф Ливерпуль, человек необычайно консервативного склада. Говорили, что он помешал бы и процессу Сотворения мира, чтобы сохранить первозданный хаос. И теперь, в этот переломный период истории Англии, ему предстояло руководить страной. А как быть с конституцией, которая в условиях революционных бурь, свирепствующих по всей Европе, практически не изменилась со времен «Славной революции» 1688г.?

Когда закончилась война с Францией, рынок труда наводнили 200 000 уволенных в запас солдат и моряков. Упали государственные расходы, наступил экономический спад, что вызвало массовые беспорядки. В 1815г. парламент, все еще состоявший из землевладельцев, представил Закон об импорте, защищавший доходы английских фермеров, по которому ввозимая пшеница облагалась высокой пошлиной. Этот «хлебный закон» привел к подорожанию хлеба и волнениям в больших городах. В то же самое время на заводах и фабриках так называемые луддиты громили станки, которые должны были облегчить ручной труд. Волна беспорядков, широко распространившаяся и в провинции, внушала ужас властям, у которых еще свежи были воспоминания о парижских санкюлотах.

В 1819г. на площади Святого Петра в Манчестере мирная демонстрация рабочих была разогнана впавшими в панику войсками. В результате 15 человек были убиты, 600 получили ранения. По иронической аналогии с битвой при Ватерлоо это побоище окрестили «Питерлоо». В смятении Ливерпуль, как в свое время Питт, принял столь же драконовские «шесть законов, которые ограничивали свободу слова, печати и собраний. Антиправительственные строки Шелли «И вот гляжу, в лучах зари, / Лицом совсем как Кэстельри, / Убийство, с ликом роковым, / И семь ищеек вслед за ним» не могли быть напечатаны, так как автора посадили бы в тюрьму. Собрания в поддержку реформ рассматривались как «неприкрытая форма заговора изменников». Через год пятеро республиканцев организовали заговор с целью убийства членов правительства Великобритании, включая главу кабинета – графа Ливерпуля. Заговор, который в исторической науке называют «заговором на улице Катона» (по месту встречи заговорщиков в Лондоне), предотвратили.

Политическая система Великобритании надсадно скрипела. Казалось, что даже монархия шатается. Изолированный в Кью, лишившийся рассудка, слепой и глухой Георг III в 1820г. наконец умер. Его преемник Георг IV (1820–1830) был обжора и мот, одержимый желанием превзойти в пышности Наполеона. На коронацию он надел костюм, который был копией коронационного наряда французского императора. Его повергло в ужас появление раздельно проживающей с ним супруги Каролины Брауншвейгской, которая приехала из Франции, чтобы короноваться вместе с ним. Она не обладала ни привлекательной внешностью, ни приятными манерами, но король был настолько непопулярен в народе, что лондонцы охотно встали на сторону королевы. Георг не мог доверять своим гвардейцам и вынужден был нанять каких-то головорезов, чтобы удалить Каролину из Вестминстерского аббатства. Она колотила в двери, чтобы ее впустили. Менее чем через месяц она умерла, возможно от передозировки лекарств.

Промышленный прогресс изменял демографическую ситуацию в Великобритании. В 1700г. население Британских островов без учета Ирландии составляло пять миллионов, почти удвоившись со времен Средневековья. Только пять провинциальных городов насчитывали 10 000 жителей: Йорк, Бристоль, Норидж, Эксетер и Ньюкасл. К 1800г. численность населения достигла девяти миллионов, а спустя четверть столетия – двадцати. Росту населения способствовали урбанизация и улучшение питания, которые повысили среднюю продолжительность жизни и уровень рождаемости. На смену старым епархиальным городам пришли новые, промышленные города – Манчестер, Бирмингем, Лидс и Шеффилд. Над ними стояла дымовая завеса, и они в равной мере внушали благоговение и ужас.

Все эти изменения превратили Великобританию в самую развитую промышленную страну мира, но в то же самое время поставили под вопрос политическую целесообразность парламента. Избиратели членов парламента никоим образом не отражали интересы новой Британии, а его лидеры были типичными представителями сельской олигархии. Местные власти состояли из членов советов графств, церковных советов и мировых судей. Англиканская церковь теряла популярность, ее священники-плюралисты, владеющие несколькими бенефициями, получали немалую прибыль от церковных приходов, которые оставляли на попечении низкооплачиваемых младших приходских священников – викариев. Храмы не ремонтировались с XV столетия, стояли заброшенными, с обвалившимися крышами. Сторонники нонконформизма сравнялись по численности с приверженцами англиканства. И хотя, согласно законам Питта «О союзах», все союзы рабочих были по-прежнему под запретом, появилось множество обществ взаимного страхования, товарищеских сообществ, которые стали питательной средой для возникновения новых руководителей, представлявших собой альтернативу лидерам аристократии и церкви. Правительство могло заключать в тюрьмы неудобных журналистов, таких как антимонархист Ли Хант и консервативный радикал Уильям Коббет, который, требуя реформы парламента и упразднения «гнилых местечек», подвергал членов парламента резкой критике, называя их «торговцами мандатами от «гнилых местечек», «синекуристами» и «пожирателями налогов», но новости и общественное мнение потоком вырывались из всех политических трещин. В 1820-х гг. на улицах появились газеты Manchester Guardian, Leeds Mercury и Scotsman, которые читали не имеющие избирательных прав горожане, а финансировали их не имеющие избирательных прав негоцианты.

Партия тори проводила крайне реакционную политику. Некоторые тори, такие как герцог Веллингтон, на любое проявление инакомыслия отвечали репрессиями. Другие осознавали неизбежность некоторых политических реформ, которые были крайне необходимы новой Великобритании. Несмотря на весь свой консерватизм, Ливерпуль был гениальным прагматиком, которому удалось сформировать коалицию из этих двух групп. Так, министр внутренних дел Роберт Пиль под влиянием философа Иеремии Бентама и реформатора тюремной системы Элизабет Фрай положил конец варварским порядкам тюремной системы. Он радикально сократил число преступлений, заслуживающих смертной казни, и основал в Лондоне невооруженную муниципальную полицию. В честь Роберта Пиля констеблей окрестили «бобби». Министр торговли Уильям Хаскиссон снизил цены на продукты, уменьшив ввозные пошлины. Ему суждено было стать первым пассажиром, который погиб под колесами поезда. Это произошло на открытии железной дороги Ливерпуль – Манчестер в 1830г.

Самой яркой фигурой в кабинете Ливерпуля был Каннинг. Из ссылки, в которую ему пришлось отправиться после дуэли, он вернулся в Министерство иностранных дел, где отстаивал либеральный взгляд на империю. В 1823г. он поддержал доктрину Монро, провозгласившую Южную Америку зоной, закрытой для вмешательства европейских государств, призывая «сделать из Нового Света фактор сохранения равновесия сил в Старом». Георг IV, ненавидевший «новый либерализм», пришел в ярость. Позднее Каннинг поддержал дело Байрона, и Великобритания подключилась к борьбе греков за независимость от Османской империи.

В 1827г. прогрессивные тори неожиданно оказались в критической ситуации, когда Ливерпуля разбил паралич, а Каннинг умер, едва успев приступить к исполнению обязанностей премьер-министра. В отчаянии больной король попросил прославленного в боях героя герцога Веллингтона вступить в должность. Даже Веллингтон, который был против изменения избирательного законодательства, пошел по пути мирных реформ. Поскольку нужна была поддержка сторонников Каннинга в парламенте, он аннулировал принятый во времена Карла II Акт о присяге, по которому только лица англиканского вероисповедания могли занимать государственные должности и посты в Англии. В результате отмены этого закона по всей Британии в местные органы власти вливалась «свежая кровь» радикалов. В 1829г. Веллингтон шокировал консерваторов, поддержав инициативу эмансипации католиков Ирландии. Питт-младший был повергнут. Вестминстер претерпел существенные изменения после того, как в парламенте была создана солидная фракция ирландских католиков, которая с нарастающим успехом отстаивала самоуправление. Реформа спровоцировала нелепую дуэль между старым солдатом и графом Уинчилси, который обвинил Веллингтона в измене протестантизму. Как и в случае дуэли Каннинга и Каслри, оба противника стреляли с целью промахнуться.

В 1830г. в Виндзоре умер Георг IV. Этот надменный король никогда не пользовался популярностью и был объектом всевозможных насмешек. Придя к власти, он потребовал, чтобы кабинет министров выделил ему 550 000 фунтов на оплату долгов. Король поручил Генри Холланду реконструировать Карлтон-хаус и Королевский павильон в Брайтоне. Позже он пригласил Джона Нэша для реконструкции дома герцога Букингемского, после чего это здание стало Букингемским дворцом и королевской резиденцией в Лондоне. Король также поручил Нэшу разработать план застройки местности, соединяющей Сент-Джеймс-парк с Риджентс-парком. Благодаря этому проекту планировки города Лондон мог успешно конкурировать с такими городами, как Рим, Венеция и Париж. К тому времени обрюзгший и заплывший жиром король удалился в Виндзорский замок. В некрологе даже в Times говорилось, что «никогда еще не было человека, о котором сограждане сожалели бы менее, чем об этом почившем короле». Трон перешел к 64-летнему брату короля Вильгельму IV (1830–1837), не очень удачливому морскому офицеру, который никогда о королевской власти не помышлял и мало проявлял к ней интереса. Он много лет прожил в гражданском браке с актрисой Дороти Джордан и нажил с ней десять детей, а вот законного наследника мужского пола у него не было.

Самой горячей темой выборов 1830г. стала реформа электоральной системы. Хотя большинство было у тори, Веллингтон сделал заявление, которое пагубно отразилось на его карьере. Он сказал, что существующая избирательная система идеальна, и, «пока я нахожусь на этом посту… я считаю своим долгом сопротивляться» любым попыткам реформы. Такая открытая непримиримость вынудила толпы радикалов выйти на улицы. Члены правительства никуда не могли пойти без сопровождения вооруженной охраны. Веллингтон утратил доверие и был вынужден уйти в отставку.

Премьер-министром стал 66-летний аристократ и лидер партии вигов граф Грей. Портфели также получили либерально настроенный лорд Мельбурн, виконт Пальмерстон и талантливый юрист-радикал Генри Броухем. Между этими политиками-реформаторами и тори, которые разделились на ультраконсерваторов и последователей Каннинга, поддерживавших реформы, завязалась борьба. В марте 1831г. виг лорд Джон Рассел представил на рассмотрение в палате общин законопроект о реформе парламентского представительства, которая позволила бы аннулировать 60 «гнилых местечек», таких как Олд-Сарум, и уменьшить количество представителей еще от 47. Таким образом, 658 мест в парламенте, число, которое сложилось после Акта об унии Великобритании и Ирландии от 1800г., сокращалось на 168 мест. Количество тех, кто получал право голоса, увеличилось бы, правда, скромно – с 400 000 до 650 000 граждан, но в парламенте впервые были бы представлены большие промышленные города, такие как Манчестер, Бирмингем и Лидс.

Законопроект прошел с перевесом всего в один голос, причем на заседании в палате общин присутствовало так много парламентариев, как никогда в истории. В голосовании приняли участие 608 членов парламента. Однако затем тори отвергли этот билль, взяв верх в комитете. В апреле Грей подал в отставку и объявил выборы по одному вопросу – за или против билля. По всей стране образовывались политические союзы, и в мае 1831г. последовали новые выборы в парламент, на которых реформисты усилили свои позиции. Билль Рассела был одобрен палатой общин и в конце сентября 1831г. представлен в палату лордов, где был отклонен, причем 21 епископ из 22 проголосовал против. По Бристолю, Ноттингему и Дерби прокатилась волна беспорядков. В Бирмингеме раздавался глухой звук колоколов. Кстати, Веллингтон получил прозвище Железный Герцог, но не за Ватерлоо, а за то, что установил на окнах металлические ставни. Ходили слухи о создании вооруженных формирований. Люди отказывались платить налоги и забирали деньги из банков. Угроза революции, повторения французских событий 1789г., которых так долго боялись в Великобритании, нависла над страной. Как же будет реагировать на ситуацию парламент, а может быть, и монарх?

В декабре 1831г. билль Рассела был представлен на рассмотрение в третий раз. Несмотря на то что его содержание было выхолощено, палата лордов вновь отказалась его принять. Тогда Грей потребовал, чтобы король пожаловал титул пэра достаточному числу дворян, чтобы принять законопроект большинством голосов. Ранее такую тактику применила королева Анна, чтобы подписать Утрехтский мирный договор в 1713г. Король отказался, и в мае 1832г. Грей в знак протеста против действий лордов снова подал в отставку, предупредив монарха о том, что «дух времени торжествует и сопротивляться ему равносильно гибели». В последующие недели, получившие название «майские дни», судьба конституционной монархии висела на волоске. Король Вильгельм поручил Веллингтону сформировать новое правительство, но тот не справился. Герцог понял, что игра окончена, и предложил королю незамедлительно уступить требованиям Грея. Радикально настроенный пэр лорд Стэнли даже потребовал, чтобы пэрством пожаловали целую гвардейскую бригаду.

Перед перспективой такого «разбавления» лорды капитулировали. 7 июня 1832г. знаменательный Акт о народном представительстве вступил в законную силу. Исчезло большинство «гнилых местечек», им на смену появилось 125 новых мест. Количество получивших право голоса возросло на 60 %, и, хотя избирательное право основывалось на имущественном цензе и право голоса имели только мужчины, это был настоящий прорыв. Впервые после Английской революции XVIIв. в Великобритании было проведено перераспределение власти. Грей заверил, что последующие реформы будут вызваны только «ростом сознания масс и требованием времени». Но подтекст был понятен – реформы будут. 1832г. считается одним из ключевых моментов в истории Великобритании. Восстаний и бунтов удалось избежать, потому что британский парламент и политическое сообщество хоть и запоздало, но уступили духу времени и отреагировали. Именно 1832, а не 1688г. стал настоящей «Славной революцией».


  • Метки текста:
назад
От «Бостонского чаепития» до Ватерлоо
вперед
Рассвет Викторианской эпохи

Компания "Е-Фотон" продает со склада запасные части для всех моделей и модификаций автомоблей "Фотон"
Кабина для автомобилей "Фотон" всех марок в сборе и запасные части.
Краткая история Греции
С 2011 года компания "АДИ-Моторс" предлагает весь комплекс услуг по продаже и лизинговому финансированию бортовых автомобилей КамАЗ по всей России.
...