Гражданская война 1642–1660гг.

Монархия, которая появилась в средние века, правила с согласия баронов, епископов и членов парламента от городов и университетов. Это согласие было закреплено долговременной договоренностью с парламентом, голосовавшим за налоги в обмен на регулярное рассмотрение и удовлетворение жалоб и исправление несправедливостей. Когда эта договоренность нарушалась, как это происходило во времена правления Эдуарда II, Ричарда II и Ричарда III, монарха свергали, но сама монархия сохранялась. В XVIIв., однако, англичане свергли монархию как таковую. Король из династии Тюдоров провозгласил себя главой церкви, а король из династии Стюартов истолковал это и как верховенство над парламентом, хотя даже Генрих VIII в своих деспотичных действиях стремился заручиться одобрением парламента. Именно из-за борьбы короля с парламентом, а не наоборот, разразилась Английская революция.

Летом 1642г. непреодолимые конфликты разгорались не только между королем и парламентом, но и между протестантами и католиками, между севером и югом, даже между отцом и сыном. Могилы на кладбище Святого Иоанна в Лидьярд-Трегозе в Уилтшире могут служить свидетельством семейного раскола: три сына умерли за короля, а два – за парламент. Даже сегодня люди спрашивают друг друга: «На чьей стороне ты был бы в битве при Марстон-Муре?» – противопоставляя сторонников парламента, круглоголовых (названных так из-за стриженных под горшок волос), и кавалеров, выступавших за короля. Этот вопрос служит своеобразной метафорой, определяющей приверженность рациональной демократии или романтичной преданности властям.

С самого начала парламент имел на своей стороне финансы и снабжение. У парламента был доступ к налогам, морским портам и к финансовой мощи лондонского Сити. Его поддерживало просвещенное общество, на его стороне был Джон Милтон и права человека. Это, однако, не гарантировало победы. Англичане привязаны к своему монарху и ни при каких условиях не желали видеть его поражения. У них издавна существовал страх узурпации власти.

Первое сражение при Эджхилле в Уорикшире в октябре 1642г. было весьма бурным. Знаменосцем королевских войск был сэр Эдмунд Верней, член парламента, сохранивший верность королю. Его тело нашли на поле боя после сражения, он продолжал сжимать в руке древко королевского знамени. Королевская кавалерия под командованием 22-летнего племянника короля, бравого и энергичного принца Руперта, оттеснила кавалерию сторонников парламента и стала их преследовать, но не смогла вовремя перегруппироваться и, продолжая беспорядочную погоню, оставила поле боя. До возвращения конницы королевская пехота под весьма недальновидным командованием самого короля, у которого отсутствовал боевой опыт, осталась без защиты. Бой закончился вничью. Командующий войсками парламента граф Эссекс вернулся в Лондон, король не смог преследовать его войско и предпочел остановиться в колледже Крайст-Черч в Оксфорде. До конца войны Оксфорд стал королевской столицей.

На севере, у Йорка, кавалеры принца Руперта остановили круглоголовых под командованием сэра Томаса Ферфакса, и к середине 1643г. король мог уверенно готовить наступление на Лондон с трех сторон – с севера, запада и юго-запада. Столицу раздражала любая затяжная война, особенно против короля, которого якобы уважали. Палата общин всегда осторожно подчеркивала, что король стал жертвой коварства своих советников, однако к королеве был гораздо менее снисходителен. В большинстве своем англичане полагали, что отдельные столкновения в 1643г. были скорее пробой сил и имели целью склонить короля к новому политическому урегулированию. Некоторые графства и города вообще не участвовали в конфликте. В Ковентри объявили, что король может въехать на территорию графства только без войск. Позже этот город поддерживал сторонников парламента и использовался как место содержания узников-роялистов (возможно, именно тогда появилось идиоматическое выражение «быть сосланным в Ковентри» («being sent to Coventry»), что означает «подвергнуться остракизму»).

Лидер парламента Пим теперь решил разыграть шотландскую карту. В августе 1643г. после длительных переговоров Эдинбургская ассамблея послала 18 000 пехотинцев и 3000 кавалеристов на юг в обмен на согласие парламента заключить «ковенант» с Англией и упразднить наконец власть ненавистных епископов. Кроме того, за каждый месяц участия шотландской армии в боевых действиях она получала субсидию в размере 31 000 фунтов. Пим умер вскоре после заключения договора, но летом 1644г. эта армия, фактически армия наемников, выступила на юг, соединившись с круглоголовыми в Йорке. Здесь к ним присоединилась кавалерия из Восточной Англии под командованием члена парламента от мелкопоместного дворянства Кембриджшира Оливера Кромвеля. На рассвете 2 июля 1644г. войска парламента сблизились с армией принца Руперта у Марстон-Мура неподалеку от Йорка. Дисциплинированная конница Кромвеля тотчас атаковала кавалерию Руперта. Этот бой стал самым крупным сражением гражданской войны. Войска Кромвеля и шотландцев превосходили численностью армию принца Руперта и не знали пощады. Три тысячи роялистов нашли свою смерть на поле боя. Кромвель провозгласил: «Бог превратил их в жатву для наших мечей». Теперь война разгорелась по-настоящему.

Поражение при Марстон-Муре стоило королю потери севера Англии и всех портов на восточном побережье. Руперт отступил на юг, к Шрусбери, а Карл, которого теснил граф Эссекс, направился в Вустер. В результате серии маневров и контрударов на юго-западе роялисты отвоевали часть территории, а в Корнуолле даже вынудили войска парламента сдаться. В октябре 1644г. другой полководец войск парламента, граф Манчестер, при поддержке Кромвеля вступил в сражение с королевскими войсками возле Ньюбери. В основном из-за неопытности Манчестера битва не была доведена до конца, и король смог отступить к Оксфорду. Взбешенный Кромвель поспешил в Лондон и, выступая в парламенте, гневно обличил генералов-аристократов графов Эссекса и Манчестера в некомпетентности. Он заявил, что «надеется дожить до того времени, когда в Англии не станет ни одного аристократа». Палата общин отстранила обоих командующих и назначила на их место скромного, но гораздо более компетентного военачальника Ферфакса. Парламентарии согласились на предложение Кромвеля об организации армии нового образца. Это должны быть тщательно отобранные, хорошо оплачиваемые части кавалерии, пехоты и артиллерии. Кромвель возглавил кавалерию. Прежде английские войска рвались вернуться домой, теперь же армия нового образца с тем же энтузиазмом рвалась в бой.

Кромвель проявил себя как личность яркая и выдающаяся – один из тех лидеров, которые быстро выдвигались и преодолевали все препятствия. Человек крепкого телосложения, убежденный индепендент, суховатый, честный и прямолинейный, он всегда говорил всем портретистам, чтобы не приукрашали его, а рисовали как есть, «бородавки и все прочее». Кромвель был одинаково ярым противником католиков, епископов и пуритан-экстремистов. Он вел за собой людей, которые, по его словам, не ищут для себя богатства, а считают «своей целью всеобщее благо». «Богом посланный англичанин», как его называли в народе, Кромвель считал, что Творец послал его спасти страну от суеверия. Среди его сторонников были великие поэты – Мильтон и Эндрю Марвелл, называвший Кромвеля «огнем разгневанных небес». Порой было трудно отличить веру Кромвеля в свое божественное предназначение от веры в божественное происхождение королевской власти, свойственной Стюартам, с которыми он так истово боролся.

Вновь созданная армия парламента – Армия нового образца – провела зиму в усиленном обучении, готовясь к решительной кампании в следующем году. Решающее сражение произошло в июне 1645г. при Несби в графстве Нортгемптоншир. И вновь конница кавалеров под командованием Руперта была весьма эффективна, чего нельзя было сказать об их пехоте, которую сильно потрепали «железнобокие», как называли конницу Кромвеля. Битва была столь напряженной, что Карла пришлось удерживать, чтобы он не ринулся в бой. Массового кровопролития удалось избежать, но эта битва стала для короля последней. Карл бежал, но три месяца спустя Бристоль пал, и король оказался осажденным в Оксфорде. В следующем году он тайно приехал в шотландский лагерь возле Ньюарка и попросил убежища у своих соотечественников. Но в помощи ему отказали, поскольку были захвачены его документы, а среди них – письма к королеве, в которых он просил военной помощи у Ирландии или Франции в обмен на обещание вернуть Англию в лоно Римско-католической церкви. Шотландцы почти год торговались с парламентом из-за вознаграждения, потом, наконец, передали короля Ферфаксу и отправились домой.

Страна, уставшая от войны, на удивление тепло встречала короля, когда в феврале 1647г. он ехал на юг, к столице. Все ждали нового, мирного решения конфликта. Долгий парламент издал указ о расформировании Армии нового образца, а все расходы возложил на плечи побежденных мелкопоместных дворян-роялистов. Парламентарии весьма недальновидно объявили вне закона индепендентов и баптистов, которые имели огромное влияние в армии, и лишили солдат выплат всех задолженностей и пенсий. Большинство членов парламента придерживались мнения, что, одержав победу над королем, они больше не нуждаются в регулярной армии, не говоря уже об усилении позиций радикального политического течения левеллеров, или уравнителей.

Кромвель снова был недоволен, и его солдаты отказались расходиться, настаивая на том, что они не наемники и настроены защищать «право народа на гражданские права и свободы». Под командованием талантливого помощника Кромвеля и его любимца Генри Айртона армия арестовала короля по пути к столице и препроводила его в качестве заложника в Хэмптон-корт. Лондон был в смятении. Умеренные пресвитериане в парламенте объединились против Кромвеля и его военного совета, который, в свою очередь, сражался с левеллерами в своих рядах. Кульминацией этого противостояния стала серия импровизированных дебатов совета армии, которые проводились в церкви в Патни с 28 октября по 9 ноября 1647г. Речь шла о судьбе короля и о дальнейшем ходе революции. Были задействованы все основы политической философии, включая права личности против государства, частную и коллективную собственность и право голоса для всех, включая женщин. С одним постулатом согласились все ораторы: «человек не связан с системой правительства, в установлении которой он не принимал участия». Согласие было полным, а вовсе не результатом сделки. Хотя дебаты в Патни не имели серьезного влияния на ситуацию в стране, они стали символом английского социализма.

В ноябре король бежал из Хэмптон-корта и нашел убежище в замке Карисбрук на острове Уайт. Там, в окружении преданных местных дворян, он получал отчеты о том, что его популярность растет. Король отчаянно искал поддержки в Шотландии, чтобы снова разжечь костер гражданской войны. В 1648г. своенравные шотландцы примкнули к восстаниям на севере и западе страны. Кромвель и Ферфакс контролировали ту часть Англии, которая была настроена против короля. Восстание подавили, большинство повстанцев казнили, а некоторым, как в Берфорде, было предложено вначале выслушать многочасовую проповедь своих пуританских священников.

Прежде Кромвель был склонен проявить снисходительность к Карлу, но теперь король представлял слишком серьезную угрозу. Его перевезли в Лондон, где в декабре 1648г. Армия нового образца в лице полковника Прайда провела политическую чистку Долгого парламента, изгнав оттуда 370 пресвитериан и сторонников короля и оставив так называемое Охвостье, состоявшее из 154 наиболее радикально настроенных членов парламента, кандидатуры которых были одобрены армией. После этого была организована комиссия, которой предстояло судить короля за государственную измену. Опасаясь самого худшего, Карл обрел наконец постоянство цели, которого ему не хватало на протяжении всего правления. Он с презрением следил за происходящим в зале палаты общин, отказываясь даже снять шляпу. Судебные слушания были полны драматизма. Обвинение гласило, что король, «наделенный ограниченной властью править страной в соответствии с законами… вероломно и злостно вел войну против действующего парламента». Довод Карла был прост и по сути неоспорим: король не подсуден никакой высокой инстанции на земле. «На протяжении тысячи лет королевская власть в Англии никогда не была выборной, только наследственной… Король просто не может быть неправ». Стоит только свергнуть короля – и страну ждет тирания или анархия.

Этот аргумент не возымел действия. Комиссия обвинила короля в государственной измене и приговорила к казни «путем отсечения головы». 13 января 1649г. короля казнили. Казнь состоялась на помосте на площади, с трех сторон огороженной зданиями королевского дворца Уайтхолл. На короле было две рубахи, чтобы не было видно, как он дрожит. «Он простился с жизнью достойнее, чем жил», – говорили о Карле. В момент казни, как вспоминал юный Сэмюэл Пипс, будущий автор знаменитого дневника о повседневной жизни лондонцев, в толпе не раздавались крики радости – только стоны, словно все чувствовали, какое жуткое злодеяние совершается на их глазах. Даже Кромвель, по слухам, приходил к телу убиенного монарха на следующий день после казни и оплакивал ее «жестокую необходимость».

Охвостье парламента теперь провозгласило республику, сопровождая это заявление словами: «Народ волею Господней является источником всякой справедливой власти… Верховная власть в Англии принадлежит палате общин, заседающей в парламенте, избранной народом и представляющей интересы народа». С печати, которой заверяются парламентские акты, изображение монарха удалили, палату лордов распустили. Была введена цензура. Англией надлежало управлять Государственному совету из сорока одного человека во главе с Кромвелем, самым выдающимся гражданином страны. Кромвель выплатил все задолженности солдатам и, взяв часть войск, отправился усмирять Ирландию. Кульминацией этой кампании стала жестокая расправа над жителями Дрогеды в 1649г. в отместку за массовые антипротестантские погромы и выступления (в которых жители Дрогеды участия не принимали). Восемьдесят тысяч ирландцев заклеймили как предателей, выселили с их земель, лишили имущества или отправили в рабство в Америку, чтобы освободить земли для английских солдат. Взятие Дрогеды до сих пор считается примером беспрецедентной жестокости. Именно из-за их жестокости ирландцы до сих пор ненавидят Кромвеля, так же как и Страффорда.

В этот период шотландцы, которые помогали разгромить Карла I, принимали его 18-летнего сына Карла Стюарта и даже короновали его как Карла II. Летом 1651г. шотландские войска двинулись на Англию – с одной стороны, ради нового короля, с другой – чтобы установить в Англии пресвитерианство. Кромвель наголову разбил эти войска в битве при Вустере. Карл бежал с поля боя и всю ночь прятался в ветвях дуба возле Боскобел-хауса в Стаффордшире, а позже, переодевшись слугой, бежал во Францию. В память об этих событиях тысячи пабов в Англии получат название «Королевский дуб».

Кромвель покорил кельтов. Он навязал свою власть Шотландии и Ирландии, заставив их заключить политический союз с Англией. Ему удалось сделать то, чего безуспешно пытались добиться Генрих VIII и Яков I. Он правил объединенным государством, и члены его парламента избирались по всей территории Британских островов. Правда, союз этот просуществовал недолго. Отношения между Кромвелем и Охвостьем парламента за четыре года испортились окончательно, и 20 апреля 1653г. он пришел со своими солдатами к палате общин, занял свое место, оставив солдат у дверей, и некоторое время выслушивал бессвязные речи парламентариев. А потом сделал то, о чем многие до него и после него только мечтали. Во время одного самого резкого и несдержанного парламентского выступления он воскликнул: «Вы, грязные проститутки… Народ уже не может вас терпеть. Господь отвернулся от вас… Вон отсюда! Убирайтесь! Продажные душонки, прочь отсюда. Я положу конец вашей болтовне». Он приказал забрать со стола спикера церемониальную булаву, как простую «блестящую безделушку», и отправил членов парламента по домам.

Теперь Кромвель столкнулся с реальной ситуацией единоличного правления. Его Английская республика обезглавила одного короля и разбила наголову войска другого. Он распустил палату лордов, институт епископов и палату общин. В ушах звучали пророческие строки Марвелла: «Коль власть мечом добыта, то меч ей и защита». Сначала Кромвель созвал религиозную ассамблею из «благочестивых людей», избранных местными конгрегациями. Эта ассамблея получила название «Бэрбоунского парламента» в честь члена парламента, проповедника Хвалибога Бэрбоуна. «Воистину, вы призваны Господом править с помощью Его и за Него», – сказал им Кромвель. Когда ассамблея предложила отменить все институты власти, Кромвель быстро распустил и ее.

Так Кромвель превзошел даже Стюартов с их идеей божественной природы королевской власти. Он согласился на звание лорда-протектора и в декабре 1653г. получил этот титул, заметив: «Власть, подобная власти монарха, будет весьма эффективна». Теперь, хоть и на короткий промежуток времени, Соединенное Королевство жило по законам написанной конституции, или «Орудия правления», фактически сосредоточившей всю власть в руках лорда-протектора. Кромвель собирал вновь избранные парламенты и распускал их по причине различий в степени радикализма, стремясь сбалансировать собственную умеренность с необходимостью жесткой дисциплины буржуазного плюрализма. Левеллеры, или уравнители, верившие в социальный эгалитаризм, разошлись во взглядах с диггерами, последователями движения аграрного коммунизма. Баптисты разошлись с анабаптистами, квакерами и даже с рантерами («пустословами»), которые не признавали ни религиозной, ни моральной дисциплины. Кромвель не препятствовал возвращению евреев с континента. Неудивительно, что палату общин постоянно лихорадило, в ней не было согласия.

В 1655г. Кромвель учредил в стране своего рода военную диктатуру, поделив ее на одиннадцать военных округов под управлением генерал-майоров. Они должны были вводить пуританское правление, которое предполагало смертную казнь за адюльтер, запреты на театральные представления и игры, закрытие таверн и борделей, уголовное наказание за богохульство, отмену церковных ритуалов. Вводилась жесточайшая цензура. Революция пришла в каждый дом, в каждую местную общину в стране, но несла она за собой не личную свободу, а гнет и притеснения. Уничтожение церковных украшений, начатое в Восточной Англии еще в 1643г. Уильямом Даусингом, возобновилось с новой силой. Экстремистские секты последовательно запрещались и распускались. Ничто так не способствовало реставрации монархии, как установление революционного режима Кромвеля.

Чуть не каждый день переписывались конституции. В 1657г. группа законоведов и членов парламента взяла на себя смелость подать Кромвелю «Смиренную петицию» и совет написать новую конституцию, восстанавливающую монархию, подотчетную новому двухпалатному парламенту. Кромвель отказался от титула короля, но, уловив стремление общества к некоторому символизму – признавая, что он всего лишь «прах и тлен в сравнении с Христом», – согласился сидеть на троне Эдуарда Исповедника и носить пурпурные одежды и позволил обращаться к себе «ваше высочество лорд-протектор». Однако долго это не продлилось. 3 сентября 1658г. Кромвель умер в возрасте пятидесяти девяти лет, назвав преемником своего старшего сына Ричарда.

Ричард Кромвель, действовавший из лучших побуждений, но слабый, малоспособный человек, продержался у власти восемь месяцев, прежде чем армейский совет снова созвал Охвостье парламента, чтобы оно проголосовало за отмену протектората. Англия оказалась во власти враждующих между собой армейских генералов в «комитете безопасности». Без сильной власти Английская республика («содружество») скатилась к анархии. Она отчаянно нуждалась в лидере. И единственным человеком, который опирался на поддержку армии, был назначенный Кромвелем губернатор Шотландии, генерал Джордж Монк, происходивший из Девона. В свое время Монк служил и королю, и парламенту, подавлял мятежи против республики в Ирландии и Шотландии. Он отказался признать военную диктатуру генерала Ламберта, потребовал, чтобы Охвостье получило всю полноту власти, и двинул свои войска на юг. Вся Англия замерла в тревожном ожидании. Монк придерживался своего плана действий и ждал своего часа. Только в феврале 1660г. его войска подошли к Лондону, где генералу оставался всего один шаг до положения диктатора. Обладай Монк амбициями Кромвеля, история Англии выглядела бы совсем иначе. Но генерал чувствовал настроение всей страны, настроение парламента и пришел к заключению, что та «Смиренная петиция» о необходимости реставрации монархии, которая, по иронии судьбы, была адресована Кромвелю, являлась единственным основанием для конституционного прогресса. На тот момент на роль короля был лишь один кандидат, Карл II, который находился в Нидерландах. Согласится ли он на довольно жесткие условия парламента?

Монк был щепетильным до мелочей и скрупулезно соблюдал все формальности. Он велел созвать Долгий парламент 1640г. в полном составе и потребовал, чтобы парламент самораспустился, передав свои полномочия новому собранию, которое будет вести переговоры о возвращении короля. Эта новость вызвала всеобщее ликование: звонили колокола всех лондонских церквей, жители на радостях жгли на улицах костры и поднимали кубки. Эмиссары Монка вели переговоры с Эдвардом Хайдом, советником короля, столь же мудрым и уравновешенным, как и сам Монк. Хайд ранее был членом парламента, законоведом, чья дочь Анна не так давно вышла замуж за брата ссыльного короля Карла, Джеймса. Скромная здравомыслящая женщина, она родила двух дочерей, которых воспитывали в протестантской вере. Обе эти девочки, Мария и Анна, впоследствии взошли на английский престол.

Хайд хорошо понимал ситуацию и расстановку сил в Лондоне. Бредская декларация, которую в 1660г. с готовностью подписали и жаждущий власти король, и уставший от войн и неразберихи парламент, предполагала подписание Акта об амнистии лиц, принимавших участие в мятеже против казненного короля. Документ предлагал проявлять «веротерпимость», выплатить деньги армии и принять верховенство парламента. Генерал Ферфакс отправился в Гаагу, чтобы сопроводить Карла на родину. 25 мая 1660г. король ступил на английскую землю и направился в Лондон, где его восторженно встречали толпы народа. Отряды «железнобоких» даже устроили парад, почетным караулом сопровождая короля в Блэкхете, предместье Лондона. Выражаясь языком того времени, люди чувствовали, что они долго шли по долине смертной тени и наконец увидели яркий свет. Это событие стало моментом общенационального единения.


  • Метки текста:
назад
Первые Стюарты
вперед
Реставрация

Устанавливаем кондиционер на микроавтобус "Volkswagen LT". Быстро, качественно, недорого!
Наполнение сайта текстом, который удовлетворяет всем требованиям поисковых систем, и остается понятным для пользователей.
Запасные части для грузовых автомобилей
Все, что нужно, чтобы заработать на транспортных услугах
...